Popoludni.ru

Пополудню
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сумерки похудела для роли

Как бы выглядели актёры «Сумерек», если режиссёры послушали автора книг

Недавно автор «сумеречной» саги, Стефани Майер, рассказала, что хотела бы видеть совершенно других актеров в главных ролей, в ее голове актерский состав выглядел совсем иначе. Но могущественные киноделы не захотели прислушиваться к мнению дилетанта и положились полностью на свой профессионализм.

Но давайте же все-таки познакомимся с «истинным» актерским составом популярного когда-то подросткового фильма. Как же на самом деле должна была выглядеть влюбленная парочка Белла и Эдвард на самом деле?

Роль оборотня Джейкоба по идее должна была достаться Стивену Стрейту

Стивен Стрейт не только американский актер, который успел заполучить в свою профессиональную копилку несколько успешных фильмов, но и фотомодель и даже рок-исполнитель. По словам автора «Сумерек», именно так она себе и представляла героя, когда описывала его на страницах. Но задуманному не суждено было сбыться, так как на момент начала съемок Стрейт был слишком взрослым для роли подростка-бунтаря.

Запасным вариантом был американский актер Тайлер Поузи, которого многие знают по главной роли в молодежном сериале «Волчонок», где он, кстати, тоже играл оборотня. Но и эту кандидатуру директора кастинга отвергли, ссылаясь на то, что в мальчике не хватает силы и брутальности, да и выглядит он совсем как ребенок.

В конце концов на роль Джейкоба был выбран Тейлор Лотнер, который полностью удовлетворил продюсеров, но не автора книг. Именно эта роль принесла парню оглушительный успех среди молодой аудитории.

В роли главы семейства Калленов представлялся актер Чарли Ханнэм, а не Питер Фачинелли

Представьте себе, что глава вампирского семейства мог бы выглядеть совершенно иначе, а вместо американского актера мы бы наблюдали за британским акцентом и аристократичностью. Красивый, статный мужчина с холодным спокойствием. Да, именно такого Карлайла хотела видеть Стефани Майер на большом экране. Она является большой поклонницей всех фильмов с участием Чарли Ханнэма, но ее мечтам не суждено было сбыться. Актер отказался от роли, объясняя это тем, что он избегает работы над проектами, где прописана история вампиров.

Джон Кристофер Рейли идеально подходил под описание отца Беллы Свон — Чарли

Отец Беллы в мыслях автора выглядел не так брутально, каким мы увидели его на экранах. Женщина хотела, чтобы на кастинг пригласили несколько актеров, которые прославились своими ролями «отцов» в кино. Но больше всего она хотела увидеть Джона Кристофера Рейли, потому что его лысина и пара лишних килограммов идеально вписываются в образ заботливого отца. Однако, продюсеры утвердили на эту роль совершенно противоположный типаж и не прогадали!

Роль стервозной блондинки Розали Каллен идеально подошла бы Джоанне Крупе

Джоанна Крупа — известная модель с польскими корнями, немного кинопродюсер и борец за права животных. Хороший послужной список для молодой девушки. Именно этим она и зацепила Стефани Майер, которая впервые хотела отступить от правил и взять на одну из главных ролей фотомодель. Но все-таки опыт работы в большом кино играл большую роль на кастинге и, увы, Джоанна могла лишь похвастать эпизодическими ролями в сериалах. Поэтому роль досталась Никки Рид, которая со своей задачей все-таки справилась идеально.

Роль еще одного из Калленов должна была достаться Дэниелу Кадмору

В роли одного из «старших» братьев Эдварда должен был сыграть канадский актер Дэниел Кадмор. Да-да, тот самый Колосс из «Людей Х». Именно таким видела Майер Эммета Каллена. Однако, у создателей фильма снова были своим планы на все, и на роль брата утвердили совершенно другого актера — Келлана Латса. Но и Дэниела не оставили без роли в этой саге и доверили ему стать одним из хранителей клана Волтури — главных врагов семейства Калленов после их знакомства с Беллой.

А как вам Рэйчел Ли Кук в роли Элис Каллен

Когда дело дошло до кастинга на роль одной из сестер Эдварда — Элис Каллен — первый вариант, который пришел в голову Стефани Майер, — это американская актриса Рэйчел Ли Кук. Эта девушка была известна своими ролями в молодежных сериалах и комедиях. Образ странной болтушки идеально подходил ей. Однако, мечтам не суждено было сбыться, так как актриса была слишком взрослой, чтобы исполнять роль ученицы старшей школы. Поэтому на роль была утверждена Эшли Грин, которой на тот момент было двадцать лет, и она только-только начинала свою карьеру в большом кино.

Роль опасного охотника Джеймса хотели отдать Киллиану Мерфи

Томас Шелби из «Острых козырьков» мог бы стать охотником, который жаждет крови. Стефани Майер просто мечтала увидеть актера на съемочной площадке в роли главного злодея первых «Сумерек», особенно после его игры в «Бэтмене» Кристофера Нолана. Но фаворит писательницы не смог участвовать в работе из-за перегруженного графика.

В главной роли Беллы Свон хотели видеть Эмили Браунинг

С кастингом на роль главной героини вообще связано множество неудач. Дело в том, что многие отказывались от роли подружки вампира, объясняя свой отказ «попсовостью» образа. От предложения отказались Эмми Россум и Эмили Браунинг, которая была фавориткой Стефани Майер. Писательницу заворожила внешность актрисы, особенно ее выразительные глаза и губы. Но, получив множество отказов, кастинг-директора были согласны принять любую актрису на роль. Главным критерием была необычная внешность, которая не поддалась изменениям поп-культуры. И так на роль Беллы Свон утвердили Кристен Стюарт. Спорный вопрос — была ли это ее удача, или она стала заложником образа героини, которая хоть и была положительным персонажем, но ее поведение раздражало всех зрителей на протяжение всей саги.

А Кавилл должен был сыграть Каллена, но что-то пошло не так

Да-да, Супермен мог легко оказаться супер-вампиром. Писательница изначально четко видела образ главного героя и сформировала особые критерии. Это должен был быть молодой человек не старше двадцати лет, у которого нет большого опыта ни в кино, ни в моделинге, ни в рекламе. В идеале это должен был быть чистый холст, на котором можно было творить образ идеального вампира.

Хоть Генри Кавилл подходил по всем параметрам, актеру на момент начала съемок было далеко за двадцать, что было неприемлемо для концепции фильмов. Но Майер так не хотела отпускать «лакомый кусочек», что очень надеялась на продюсеров, которые могли бы предложить Кавиллу роль Карлайла, но те этого не сделали.

Роль загадочного Эдварда Каллена сыграл Роберт Паттинсон. Эта работа принесла ему большую популярность и любовь поклонниц по всему миру.

Как изменились актеры фильма «Сумерки» (прошло 12 лет)

Трудно поверить, но уже практически 12 лет прошло с той поры, как вышел в прокат первый фильм сумеречной саги. Картина никого не оставила равнодушным: в ней романтическая мелодрама переплелась с фантастикой. Очень интересно, как изменились и выглядят сегодня актёры, которые прославились благодаря участию в ленте.

Неординарная Кристен Стюарт, которая сыграла Бэллу.

Фото взято из открытых источников

Персонаж девушки, в которую влюбляется вампир, стал для актрисы судьбоносным. Она просто проснулась знаменитой. Несмотря на это обстоятельство, некоторые зрители не могли выносить вечно печальное лицо героини, не меньше раздражал киноманов рот артистки, который никогда не закрывался.

Спустя столько лет от нежной Бэллы в Кристен ничего не осталось. Она подстриглась коротко, наносит себе броский макияж. Внешний вид как будто говорит, что Стюарт всё равно, как она выглядит.

Манящий Роберт Паттинсон, образ Эдварда.

Фото взято из открытых источников

Фото взято из открытых источников

Артиста, конечно, нельзя назвать актёром одной роли. Он после «Сумерек» очень востребован, сыграл во множестве картин с известными коллегами по цеху. Но романтический образ юного вампира остался с мужчиной навсегда. Внешне Паттинсон не изменился, возможно, только причёска стала короче. Смотря на него сегодня, видишь перед собой Эдварда Каллена.

Читать еще:  Соли для похудения утром

Мускулистый Тейлор Лотнер, всем известный Джейкоб.

Фото взято из открытых источников

Фото взято из открытых источников

Артист запомнился великолепной спортивной формой, потому что большую часть роли позировал с оголенным торсом. Сегодня от былой подтянутой фигуры ничего не осталось. Когда актёр снимался в новом проекте 7 лет назад, снимки удивили фанатов, так как Лотнер изменился в худшую сторону. В последние годы Тейлор похудел, но в прежнюю форму так и не вернулся.

Ослепительная Эшли Грин в роли Элис.

Фото взято из открытых источников

Фото взято из открытых источников

Артистка просто обманула время. Она не стареет, а наоборот, становится только краше. Сегодня Грин прекрасно выглядит, от Элис у неё остались великолепные глаза и цепкий взгляд. А в остальном это уже не юная девушка, а невероятная красавица и соблазнительница.

Келлан Латс в образе Эммета.

Фото взято из открытых источников

Фото взято из открытых источников

Молодой и симпатичный вампир, отличающийся спортивным телосложением и бесстрашием, сегодня не похож на своего персонажа. Латс отпустил бороду, лицо его украсили морщины, что придало артисту возраст. От юного смельчака не осталось и следа.

Оригинальный Рами Малек и его персонаж Бенджамин.

Фото взято из открытых источников

Роль индийского вампира, вставшего на защиту Калленов в последней ленте саги, почти не запомнилась. Но картина стала хорошим стартом для Малека. Актёр сохранил прекрасную форму и успел получить премию «Оскар», сыграв признанного музыкального гения – Фредди Меркьюри.

Великолепный Майкл Шин в роли Аро.

Фото взято из открытых источников

Артист сыграл экстравагантного и безжалостного вампира воинствующего клана. Актёр прекрасно справился с ролью и сделал второстепенного персонажа довольно запоминающимся. Сегодня Шину 52 года, его волосы покрыты сединой, но глаза по-прежнему сверкают, как у молодого парня.

Обворожительный Питер Фачинелли, сыгравший Карлайла.

Фото взято из открытых источников

Фото взято из открытых источников

Старший Каллен приковывал к себе взгляды женщин. Актер, действительно, чертовски хорош собой. В фильме ему удавалось десятилетиями прекрасно сохраняться и не меняться внешне. В жизни Фачинелли по-прежнему привлекателен, но возраст заметен и на лице, и на фигуре.

Билли Берк, отец Бэллы Чарли.

Фото взято из открытых источников

Самый старший из перечисленных сегодня артистов. Актёр в картине почти не меняет одежду, к внешнему виду относится очень спокойно. В жизни Берк другой. Для него важен модный лук, рубашке с джинсами он предпочитает костюмы с иголочки и неординарные причёски.

Юная Маккензи Фой, прелестная Ренесми.

Фото взято из открытых источников

Сегодня актрисе всего лишь 20 лет. В фильме она играет необычную девочку – дочь вампира и человека. За прошедшие годы артистка не просто выросла, она достигла значительных успехов в кинокарьере. Одной из значительных её ролей стала картина «Щелкунчик и 4 королевства».

Фото взято из открытых источников

Думаю, у вас, как и у меня, возникло желание насладиться «Сумерками» заново.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Причины набора веса Тейлора Лотнера

Сага о вампирах и оборотнях принесла Тейлору известность, славу. Спустя 7 лет после премьеры последней части «Сумерек» Лотнер до сих пор в большей мере ассоциируется с романтичной киноэпопеей. Его преображение — плюс 15 кг к массе тела вызывает восхищение у поклонниц и у спортсменов. Это был рывок, упорство, целеустремленность актера, что вызывает уважение. Юноше пришлось работать по всем направлениям, чтобы сохранить роль оборотня за собой.

Способ набора веса для съемок в серии фильмов «Сумерки»

Поправиться для роли или сбросить лишний вес — вполне обычная практика у артистов. Тэйлор изначально знал, что во второй части мистической саги «Новолуние» его герой Джейкоб Блэк должен выглядеть более мощным и сильным. Заниматься своим телом начал с первых дней съемок. Правда, режиссер не верил, что парень добьется результата и хотел искать замену. Но Лотнеру так хотелось продолжить карьеру в «Сумерках», что сделал все возможное и невозможное.

С чего все начиналось

Набрать нужную форму в короткий срок актер вряд ли сумел бы, если б не основа, заложенная в детстве. С шести лет он занимался восточными единоборствами, предпочитал карате. Занимался у Майка Чата, 7-кратного чемпиона Америки. В 12 победил на Чемпионате мира среди юниоров. Так что физически был натренирован. На кастинг в «Сумерки» пришел юноша колоритной и запоминающейся внешности и получил желанную роль.

У актера были всего семь месяцев, чтобы достичь нужного идеала и остаться в стае волков-оборотней в «Новолунии». На путь совершенствования он вступил с помощниками: тренером, диетологом. Создать самостоятельно систему по прибавлению массы вряд ли бы удалось так быстро. Напрягаться пришлось много:

  • тренажерный зал ежедневно в течение нескольких месяцев;
  • усиленное питание через два часа;
  • протеиновые коктейли;
  • стероиды. Но это только предположение.

То, что в итоге получилось, Лотнеру понравилось очень. Особенно кадры с превращением в волка, ради чего пришлось набирать массу. Да и по сюжету оборотни закручивали действие вокруг себя и выходили на первый план.

Есть надо больше

С началом тренировок сразу изменили питание. Есть нужно было каждый два часа. А кроме этого, перекусывать и пить протеиновый коктейль. Тренер будил его для этого в шесть утра. Сначала Тейлор налегал на яичные белки, ветчину, гренки. Но такая диета молодому организму не принесла пользы. Напротив, пропал аппетит. И врач с тренером разрешили ему есть все, что хочет. Только много и с достаточным количеством калорий. Разрешали даже фаст-фуд.

Увеличить трицепсы-бицепсы и т.д. и т.п. можно по плану, который разработали для актера. Начал с того, что ежедневно по два часа проводил в качалке. Поднимал вес на 40% больше своей массы тела. Пресс качал по три раза в неделю с перерывами, включал упражнения на мышцы нижнего отдела позвоночника и всего торса. После работы с отягощениями начинал кардиотренировки. Тренировался до изнеможения.

Однажды с тренером поняли: это тупик. Результаты остановились, а нужную форму еще не достигли. Тогда количество занятий в зале снизили до пяти дней. Лотнер понял, что тяжелее не значит лучше, быстрее. При такой цели эффективнее заставлять работать мышцы в разном режиме, то есть менять поднимаемый вес и количество повторов в подходе. Так, мускулатура начнет расти быстрее.

Тейлор обращает внимание на отдых. Это тоже главная составляющая при наборе массы. В достижении цели, без перерыва, можно просто слететь с катушек. Тогда — фиаско по всем фронтам. Из опыта понял, что если постоянно «бомбить свои мышцы, они не будут успевать восстанавливаться». И каждый третий день актер отдыхает.

Тэйлор Лотнер сегодня

Премьера «Сумерки. Сага. Новолуние» отгремела в конце 2009. Тейлор пережил славу, восхищение, безумную любовь поклонниц. Однако покончила с собой, написав, что не может жить без Лотнера. Он уже не робкий мальчик, а сильный мужчина. На какой-то период даже затмил Роберта Паттинсона, игравшего Эдварда Каллена. На дворе 2019 год. Многое изменилось.

От восхищения до разочарования

Сейчас в фильмографии молодого актера нет значимых ролей. В 2015 фильм «Трейсеры» с Тейлором в роли велокурьера провалился в прокате. В 2016-ом снялся у режиссера Адама Сэндлера в «Нелепой шестерке». До большого экрана лента вовсе не дошла, как и «Оседлать волну». Агент Лотнера в интервью сваливал неудачи на то, что «вырваться из тени такого хита, как «Сумерки», нелегко.

Читать еще:  Танцы для похудения для детей 12 лет

В 2017-ом году актер не давал поводов говорить о своем творчестве. Не было проектов ни на ТВ, ни в кино. А потом молодой человек сразил тем, что растолстел. Поклонники были шокированы. Где эротический рельеф мышц, и откуда взялся безвольный второй подбородок? Предполагали, что все из-за депрессии, в которую впал невостребованный бывший волк-оборотень.

Эй, ты, толстый

Стать звездой категории А Тейлору Лортнеру так и не удалось. Злые языки тут же связали полноту мужчины с тем, что в спортзал ему ходить уже незачем, что зря напрягаться. Чувство неуверенности подогревала востребованность его коллег по знаменитой вампирской саге. Их снимали, их карьеру связывали с новыми образами. Лотнер застрял в прошлом.

Другое объяснение, что потолстел, проще. Мальчик вырос. В 18 лет был пик его формы: при росте 174 см весил 74 килограмма. Много спорта: от акробатики до футбола. А в 25 лет все меняются. И Тейлор Лотнер поправился. Вспомнили опять же стероиды. Якобы колол их, когда нужно было для роли. А теперь перестал, вот и выросла жировая прослойка, малейший намек на которую обыватели звездам не прощают.

В 2018 году стало известно: возобновили популярный сериал «Куку», 4 и 5 сезоны. Тейлору предложили в нем интересную, заметную роль. Станет ли этот шанс удачным — увидим. В феврале этого года Лотнеру исполнилось 27 лет. Состоялась большая веселая вечеринка. Возлюбленная Тейлора Тэй Доум пригласила всех его близких друзей.Это был сюрприз, после которого Лотнер уверял — этот день рождения стал самым счастливым в его жизни. И все еще впереди, как и новые роли, в которых хочет верить сам актер и его почитатели во всем мире.

Хороший вопрос10 лет «Сумеркам»: Зрители о неочевидных достоинствах подросткового хита

И очевидных недостатках

  • 22 ноября 2018
  • 26553
  • 11

В ноябре этого года первая часть «Сумерек» отмечает своё десятилетие. Фильм, прочно вошедший в сознание как пубертатное и отчасти этически проблемное зрелище, по прошествии лет оказался как минимум удачным экспериментом в поле коммерческого кино. Мы попросили людей, которые неравнодушно относятся к главной вампирской саге, рассказать о неочевидных, на первый взгляд, достоинствах киношных «Сумерек» — и попенять на недостатки.

Режиссёрская работа

Егор Москвитин

В этом году на фестивале «Сандэнс» состоялась интереснейшая дискуссия. Три режиссёра, начинавшие с маленьких инди-драм и дослужившиеся до права ставить блокбастеры, рассуждали о разнице между авторским и продюсерским кино. Двоих звали Тайка Вайтити и Джастин Лин, а третью — Кэтрин Хардвик. Когда у Хардвик спросили, насколько тяжело женщине снимать студийное кино, она пошутила: «Ответ займёт от пары часов до пары дней, надеюсь, вы никуда не спешите».

При этом Хардвик признаётся, что ей повезло. Студии отказывались от «Сумерек» одна за другой, а боссы Lionsgate не ждали от фильма особенных сборов — поэтому не лезли в работу режиссёра. В прошлом художница-постановщица «Ванильного неба», Хардвик отстояла право рассказать историю в холодных тонах, которые, вообще-то, не способствуют большой кассе. И наполнила фильм не только любовным томлением, но и понятным всякому подростку страхом не вписаться в жизнь, потерять смертное время.

Эту тему Хардвик досконально изучила ещё в своем сандэнсовском хите «Тринадцать» — истории о дружбе двух девочек, одна из которых не боялась ничего, а другая боялась всего. В «Сумерках» постановщица позволяет себе гораздо меньше рок-н-ролла (в «Тринадцати» были и беспорядочный секс, и подростковое пьянство), но её меланхоличная режиссура в итоге даже облагораживает исходный текст. И приближает его чуть ли не к «Большим надеждам» Диккенса. Поэтому как к «Сумеркам» ни относись, этот фильм всегда будет примером личной победы независимого режиссёра, не потерявшего себя в большом кино.

Сценарные находки

Елизавета Симбирская

Первые «Сумерки» — это бесконфликтный фильм, в этом его прелесть, тайна и парадокс. Вспомните какое-нибудь подростковое кино («10 причин моей ненависти», «Дрянные девчонки», сериал «Freaks and Geeks», «Девственницы-самоубийцы») — там подростки сражаются за внимание друг друга, ищут себя, воюют с родителями и миром вокруг. «Сумерки» не такие. Они начинаются с того, что обычная девушка Белла Свон (Кристен Стюарт) переезжает в дождливый Форкс, идёт в новую школу и сразу всем нравится. Никаких конфликтов. Потом в столовую входит Эдвард Каллен (Роберт Паттинсон) — и тут могла бы начаться история о том, как завоевать парня, но нет. Завоёвывать никого не приходится. После небольшого шока от первой встречи с Беллой Эдвард вновь появляется на уроке биологии, а мы наблюдаем одну из лучших сцен знакомства подростков: будущие влюблённые десятилетия, как в микроскоп, рассматривают друг друга, буквально принюхиваются, на животном уровне понимают, что созданы друг для друга.

Обычно истории любви объединяет тот же драматургический элемент — конфликт: борьба за любовь в паре или борьба пары против всего мира. Эдварду и Белле никто не мешает быть вместе, а появившийся только во второй части фильма антагонист Джеймс настолько быстро устраняется дружной ватагой Калленов, что не успеваешь начать переживать за сохранность союза главных героев, а уже снова умиляешься самоотверженности Эдварда и влюблённости Беллы. Большие кинопродюсеры, сценаристы с «Оскарами» и режиссёры со звездой на Аллее Славы, должно быть, были сильно удивлены, когда узнали, что кино, в котором никто ни за что не борется, собрало свой бюджет в прокате десять раз, запустило одну из самых прибыльных киносаг и вообще стало культовым. Мне кажется, секрет в том, что «Сумерки» эксплуатируют мечты зрителей о том, что счастье, за которое не надо бороться, существует. Можно просто однажды прийти в столовку, встретить классного парня, с которым вы на одной волне, влюбиться и ничего больше не хотеть, кроме как стать с ним одним целым (в конце завести семью с ребёнком и собакой-оборотнем).

С одной стороны, первые «Сумерки», конечно, потакают самым примитивным желаниям, страдают мизогинией (Белла — ходульный персонаж с одной-единственной идей «Я хочу быть как Эдвард» и чертой характера — упрямством, в то время как Эдвард — глубокий герой с интересами от музыки до бейсбола, идеалами и моральными принципами, которыми он постоянно делится с подругой). С другой стороны, реальная жизнь — это череда преодолений, борьба за успех, поиск несуществующего идеала, а иногда просто хочется, чтобы кто-то с экрана сказал: «Ты мой личный сорт героина», — и ничего ни ему, ни нам за это не было.

Литературное наследие

Евгения Морейнис

«Сумерки» — это не только киносага, но и книги из богатой литературной традиции любовных романов. Среди их предков классические вещи — романы Джейн Остин, «Грозовой перевал» Эмили Бронте, «Ромео и Джульетта» Уильяма Шекспира — и сегодняшний книжный рынок, треть которого занимают популярные любовные романы.

«Сумерки» — типичный представитель этого рынка, переполненный жанровыми клише. Например, главных героев описывают так же, как в бесконечном количестве книг до этого. Белла — постоянно сомневающаяся girl-next-door, которая считает себя отчаянно скучной, но на деле обладающая таинственным обаянием; Эдвард — маскулинный, уверенный в себе и своих решениях герой, чрезвычайно подверженный животным инстинктам. Попыткам сблизиться мешают всякие абстрактные материи: все эти «мы из разных миров»; какие-то правила, предубеждения; кто-то консервативный сурово против и всячески мешает.

Большую часть книги занимают описание чувств и внутренние монологи Беллы в попытках рационализировать свои проблемы: неуверенность в себе, желание оправдать свои и чужие ожидания, попытки утвердить себя в чуждом, довольно-таки патриархальном мире (когда основной критерий правоты — способность набить морду). Киносага вывела любовные романы из маргинальной зоны интимных постыдных удовольствий прямо в сегодняшнюю массовую культуру. Невротические переживания Беллы отлично вписались в репертуар кинотеатров в условиях его предельной инфантилизации, когда мы дружно закопались в бесконечных подростковых фантазиях в попытках справиться со слишком сложной повседневностью.

Читать еще:  Термогель для похудения альганика

Комплекс жертвы

Егор Беликов

Краеугольный элемент фильма «Сумерки», на мой взгляд, — это комплекс жертвы, в том смысле что Белла представляется исключительно как жертва обстоятельств, как жертва внезапно вспыхнувшей любви. Проще говоря, сюжет вёл героев только к одному результату. Беллу не могли не атаковать в финале. Эдвард не мог её не спасти. К этому ведёт вся вампирская методология уже много веков. Вообще, сама идея вампиризма чрезвычайно сексуализирована, и укус вампира-мужчины — это, очевидно, совсем не только укус в символическом плане. И уже неважно, что было в дальнейших сериях, заведомо более слабых по отношению к оригиналу.

Это довольно страшная штука: одно из главных кинопроизведений нового века (в плане влияния на умы, разумеется) прямым текстом рассказывает, что, с одной стороны, она должна быть атакована мужчиной, с другой — им же и защищена. В любом случае женщина в этой перверсивно придуманной конструкции фигура пассивная, вторичная. С другой стороны, хотелось бы верить, что именно универсальный успех «Сумерек» послужил поводом для необычайного и в то же время очень логичного усиления феминистского движения.

Недостатки, превратившиеся в плюсы

Василий Кистяковский

«Сумерки» не были идеальной франшизой — более того, сейчас даже робкое высказывание, что и там были неплохие фильмы, может вызвать бурю негодующих комментариев. Вероятнее всего, от людей, которые в лучшем случае их не пересматривали, а скорее всего, не смотрели. На самом же деле именно первый фильм разительно отличается от остальных. Потому что для фильма о вампирах и оборотнях он на удивление «живой»: все герои-подростки ведут себя одинаково неловко, делают длинные ненужные паузы и слишком выразительно друг на друга смотрят. Вам кажется, что актёры постоянно переигрывают? Ну, тогда вам повезло и ваши первые подростковые влюблённости отличались от того, как они выглядят обычно. Хотя там, где Стюарт и Паттинсон и правда перебарщивают, фильму всё равно это не очень мешает, потому что в отличие от последующих частей первые «Сумерки» — это фильм про любовь, а не про вампиров.

Благодарить за это надо стечение судьбы и режиссёрку первой части Кэтрин Хардвик. Стечение судьбы в том, что «Сумерки» открывали франшизу, потому в центре внимания были герои, а не фэнтезийная вселенная романов Майер. Нам выдавали только самую необходимую информацию о вампирах, без сложных раскладок о клане Вольтури и тому подобном, даже вся линия с оборотнями раскручивалась только во втором фильме. Вместо этого мы смотрели на то, как начинается роман Беллы и Эдварда, а несколько вампирских драк лишь подчёркивали характер героя.

Всё это — идеальный материал для Кэтрин Хардвик, которая никогда не была специалистом по эпическому фэнтези и сложной мифологии, зато отлично умеет снимать подростковый бунт и сложности пубертата. Два лучших её фильма — о том, как юная девочка пускается во все тяжкие («Тринадцать»), и о становлении скейтерской культуры («Короли Догтауна»). В итоге у Хардвик и её команды, где ключевую роль играли женщины, получился фильм, сфокусированный на том, что важно и для развития сюжета, и для аудитории. Ни в одной из последующих частей «Сумерек» подобного эффекта добиться не удалось, и из-за этого всё несовершенство первоисточника Майер со всей его кучей этических проблем и шероховатости игры молодых актёров вышли на первый план. Они, конечно, есть и в первых «Сумерках», но всё равно это кино другого уровня, зацепившее аудиторию и обеспечившее успех франшизы.

Недооценённые актёры

Эльмира Сулейманова

Будь я ироничным историком кино, то ноябрь 2008 года (когда в прокате стартовали первые «Сумерки») я бы назвала не иначе как «сладкий и гадкий ноябрь». Эта вампирская сага своим появлением и стремительной оккупацией культурного пространства выявила два симптоматичных тренда: ренессанс жанра молодёжной мелодрамы и победа guilty pleasure в годы набирающего обороты хипстерства. Фэнтезийные перипетии про любовь-кровь стали предметом интереса не только своей целевой аудитории — они зашли на территорию даже особо снобствующих зрителей: ты мог «Сумерки» не любить, но посмотреть хоть один раз был обязан. Возможно, этот феномен отчасти можно трактовать как тоску зрителей по фильмам прямого высказывания, без постмодернистских конструкций. При этом вампирская «Санта-Барбара» со своими арками героев дарила почти пьянящее чувство собственного зрительского превосходства, чем творила всю дальнейшую магию: перед чарами «это так плохо — что уже хорошо» устоять было почти невозможно. А поскольку закон классической мелодрамы как раз и гласит «невозможное возможно», то «Сумерки» воплотили его буквально. И ход последующих событий в карьерах главных героев саги выдал весьма нетривиальный твист.

Нельзя не вспомнить, что на заре «Сумерек» одно только предположение, что Кристен Стюарт, мемы об актёрских данных которой заполонили интернет, станет любимицей главного кинофестиваля мира, могло вызвать если не насмешку, то как минимум недоумение. Однако, дебютировав в конкурсе Канн с фильмом «На дороге» Уолтера Саллеса в 2012 году — что символично, в год завершения «сумеречной» франшизы, — Стюарт решительно заявила свой курс на фестивальное кино. И уже спустя пару лет за роль второго плана в драме «Зильс-Мария» Оливье Ассаяса (конкурс Канн-2014), Кристен стала первой и пока единственной американкой, получившей французскую кинопремию «Сезар». А в 2016 году она уже представляла два фильма в Каннах: фильм открытия фестиваля «Светская жизнь» Вуди Аллена и «Персональный покупатель» в основном конкурсе, принёсший Ассаясу награду за лучшую режиссуру. Тут даже самым скептически настроенным зрителям пришлось пересмотреть своё отношение к Белле Свон. И, как вишенка на торте: не далее как в этом году на родине кинематографа Кристен Стюарт получила и знаковое признание своих достижений — вошла в состав жюри Канн, став одной из самых молодых членов судейской коллегии за всю историю кинофестиваля. И дальнейший карьерный путь Роберта Паттинсона тоже стал приводить его на фестивали класса А: тут можно вспомнить и «Космополис» (реж. Дэвид Кроненберг, конкурс Канн-2012), и «Хорошее время» (реж. Бен Сэфди, Джошуа Сэфди, конкурс Канн-2017), и недавний вестерн «Девица» (реж. Дэвид Зеллнер, Нэйтан Зеллнер, конкурс Берлинале-2018). Паттинсон, подобно Стюарт, не только взял курс на авторское кино, работая с классиками и независимыми режиссёрами, далеко уходя за рамки прилепившегося к нему экранного образа Эдварда Каллена, но и действительно смог соответствовать такому вызову себе.

Эта способность Стюарт и Паттинсона по-хорошему удивлять, будто модернизировав собственные актёрские ДНК, помогла им сделать и вовсе невероятную вещь: не только оставить далеко позади себя славу «Сумерек», но и даже замести следы своей некогда широко обсуждаемой лав-стори. Так или иначе, спустя десять лет хочется признать — это киношное кровопускание, пожалуй, пошло нам всем только на пользу: оно будто примирило низкое с высоким и нивелировало для массового сознания то guilty, которое мешает получать pleasure. Поэтому, может, уже настала пора убрать пристыживающий тон с вопроса «What We Did in the Twilight?»?

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector