Popoludni.ru

Пополудню
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ингибитор лекарство для похудения

Ингибитор жира — не жиросжигающее средство

Бывает так, что человек только прочитав название «Ингибитор жира», сразу говорит: это жиросжигатель, мне это не надо! Спасибо тем, кто не делает поспешных выводов и интересуется составом и принципом действия!

Вредны ли жиросжигатели для здоровья?

Во многом это зависит от составляющих компонентов самого препарата. Наиболее вредные препараты те, в составе которых есть эфедрин, сибутрамин, тироксин.

Эфедрин – своего рода легкий наркотик. Воздействует на организм через ЦНС и вызывает привыкание. Нередко худеющие настолько подсаживаются на эфедрин, что теряют контроль над собой и пьют жиросжигающие таблетки пачками, что приводит к наркотической зависимости.

Не менее опасны сибутрамин, разрушающе действующий на печень и сердце.

И тироксин – гормон щитовидной железы, который способен привести к гормональным нарушениям в организме. Большинство врачей-диетологов выступают против применения указанных веществ с целью похудения.

Но даже самые безобидные жиросжигатели способны навредить здоровью. Вред жиросжигателей может проявиться в том случае, если данные препараты будут принимать люди, имеющие заболевания желудочно-кишечного тракта, печени, почек, сердечно-сосудистой системы или пищевую аллергию. Поэтому к подбору препарата стоит отнестись со всей серьезностью.

Следует помнить, что при длительном приеме жиросжигателей проявляются побочные эффекты. Минусы приема жиросжигателей для мужчин и женщин в том, что в организме тормозятся естественные процессы, он привыкает к тому, что за него делают его работу по сжиганию жира. После отмены жиросжигающих препаратов вес может вернуться и даже приумножиться, что вредно для здоровья. Поэтому жиросжигатели следует принимать непродолжительными курсами, тщательно взвесив все «за» и «против».

А теперь вернемся к составу «Ингибитора жира»

Он состоит на 90% из экстрактов трав, добытых особым образом, такой вид экстракции дает возможность получать и сохранять 100 % полезных и лечебных свойств трав!

В него входит уникальный компонент Slimbuster L, разработанный Компанией CHEMYUNION (Бразилия). Методами in vitro и клинически доказано, что благодаря компоненту Slimbuster L в 3 раза увеличивается содержание ЛЕПТИНА в жировых клетках!

«Ингибитор жира H.Q.B.M.» уменьшает размер жировых клеток! Активизирует работу пептида Лептин, что приводит к потере объемов тела в проблемных местах, значительному уменьшению целлюлита, улучшению тургора, повышении тонуса и упругости кожи.

Посмотреть некоторые результаты массажа и слим-обертывания с «Ингибитором жира» можно здесь.

Записаться на массаж с «Ингибитором жира» можно у администратора по телефону:
+7-923-461-66-06; +7 (3843) 200-967; 200-968 или оставить заявку на сайте.

Ингибитор лекарство для похудения

Вмарте 2013 г. FDA одобрило препарат канаглифлозин для лечения взрослых пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2). Он стал первым представителем нового класса пероральных ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2-го типа (SGLT2), разрешенным к применению в США. В Европе в ноябре 2012 г. был одобрен другой препарат этого класса – дапаглифлозин, которому ранее было отказано в регистрации в США в связи с подозрением на повышенный риск развития рака молочной железы и мочевого пузыря. После проведения дополнительных исследований производитель вновь подал заявку на регистрацию дапаглифлозин в США в июле 2013 г. В свою очередь канаглифлозин находится на рассмотрении в Европейском агентстве по лекарственным средствам (EMA). В FDA также подана заявка на регистрацию эмпаглифлозина, а в японские регуляторные органы – заявка на регистрацию ипраглифлозина и лузеоглифлозина. Клинические испытания проходят еще несколько препаратов с аналогичным механизмом действия различных производителей [1]. Все они предназначены для лечения СД2. В мае этого года также было объявлено о начале II фазы клинических испытаний по изучению эффективности и безопасности неселективного ингибитора натрийзависимых переносчиков глюкозы 1-го и 2-го типов (SGLT1 и SGLT2) LX4211 для больных СД 1 типа.

Механизм действия и история создания

Ингибиторы SGLT снижают концентрацию глюкозы в крови за счет стимуляции ее выведения с мочой.

У здоровых людей в клубочках почек за сутки фильтруется примерно180 г глюкозы, которая подвергается практически полной реабсорбции в проксимальных канальцах [2, 3]. Глюкозурия развивается в случае, когда скорость поступления глюкозы в нефрон выше 260–350 мг/мин/1,73 м² [4]. Девяносто процентов глюкозы реабсорбируются в начальной части проксимального канальца (S1 сегмент). Основным натрийзависимым переносчиком глюкозы, ответственным за ее реабсорбцию в S1-сегменте, является SGLT2-белок, состоящий из 672 аминокислот и содержащий 14 мембраносвязывающих сегментов [5]. Ингибирование SGLT2 посредством не зависимого от инсулина механизма приводит к снижению реабсорбции глюкозы в проксимальных канальцах и увеличению ее экскреции с мочой с последующим снижением уровня глюкозы в плазме крови.

Другой SGLT, на 60 % идентичный SGLT2 по аминокислотному составу [5], определяется в тонкой кишке и в дистальных сегментах S2 и S3 проксимального канальца, где реабсорбируются примерно 10 % глюкозы, не подвергшейся обратному всасыванию в сегменте S1 [6, 7].

Первым веществом, у которого в 1930-х гг. была обнаружена способность тормозить активность транспортеров глюкозы в почках, был флоризин [1]. Антидиабетические свойства препарата изучались in vitro и в экспериментальных исследованиях на различных видах животных, в которых было показано, что за счет ингибирования обоих котранспортеров (SGLT1 и SGLT2) препарат повышает секрецию глюкозы с мочой, нормализует ее уровень в плазме крови, не вызывая гипогликемии [3]. Недостатками флоризина были его низкая биодоступность при приеме внутрь и потенциальная токсичность, в связи с чем его разработка в качестве антидиабетического препарата прекращена. Поскольку указанные недостатки флоризина связывали в основном с его неселективностью, на основе его структуры были разработаны вещества с преимущественным влиянием на SGLT2 [1].

Дапаглифлозин

Дапаглифлозин – мощный и высокоселективный ингибитор SGLT2 обратимого действия, вызывающий дозозависимый сахароснижающий эффект натощак и после еды за счет стимуляции выведения глюкозы с мочой [8–10]. Длительное введение дапаглифлозина животным приводило к уменьшению продукции глюкозы печенью и увеличению ее поступления в печень, повышению чувствительности к инсулину, улучшению морфологии островков Лангерганса без уменьшения массы β-клеток. У больных СД2 препарат также вызывал дозозависимое снижение массы тела вследствие осмотического диуретического эффекта и потери калорий за счет глюкозурии [11, 12].

Дапаглифлозин обладает высокой (75 %) биодоступностью при введении внутрь, быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта, имеет линейную фармакокинетику и достаточно длительный период полувыведения (13,8 ± 9,4 часа), позволяющий применять его 1 раз в сутки [13, 14]. Он был изучен в 19 клинических исследованиях, включивших более 5000 пациентов, получавших препарат. Через 12–24 недели применения дапаглифлозина в виде монотерапии или в качестве дополнительного препарата к оральным антидиабетическим средствам (с инсулином или без него) снижение уровня гемоглобина A1c у больных СД2 составляло 0,54–0,89 % [15], а снижение массы – 2–3 кг по сравнению с плацебо [11, 12]. В группе дапаглифлозина также наблюдалось снижение артериального давления (систолического на 2–5, диастолического на 1,5–3,0 мм рт. ст.), не приведшее к повышению частоты сердечных сокращений, и увеличение гематокрита (на 1–2 %), что связывают с его диуретическим эффектом [14]. Частота гипогликемии при применении дапаглифлозина не отличалась от таковой при применении плацебо.

В целом препарат продемонстрировал благоприятный профиль побочных реакций. Однако в группе дапаглифлозина чаще, чем в группе плацебо, наблюдались инфекции урогенитального тракта (2–13 против 0–8 %) [14], переломы костей у пациентов с умеренной почечной недостаточностью и редкие случаи поражения печени [15]. Кроме того, при анализе 11 клинических исследований, представленных при подаче заявки на регистрацию в FDA, было выявлено 9 (0,16 %) случаев рака мочевого пузыря среди 5478 пациентов, получавших дапаглифлозин, по сравнению с 1 (0,03 %) случаем среди 3156 пациентов, не получавших препарат (р = 0,15). Частота рака молочной железы среди 2223 женщин, получавших дапаглифлозин (n = 9; 0,4 %), также оказалась выше, чем среди 1053 женщин в контрольной группе (n = 1; 0,09 %), хотя разница тоже имела недостоверный характер (р = 0,27) [15]. Тем не менее число случаев рака у пациентов, получавших дапаглифлозин, превысило ожидаемое (на основании эпидемиологических данных) у больных СД2. Все случаи рака мочевого пузыря были зарегистрированы в первые 2 года (43–727 дней) лечения [16]. Двум из девяти женщин с раком молочной железы диагноз был поставлен в первые 6 недель терапии [16]. При этом исходные факторы риска развития рака мочевого пузыря и молочной железы были одинаковыми в основной и контрольной группах. Для оценки риска развития злокачественных новообразований FDA запросило у компаний-разработчиков дополнительные данные. В июле 2013 г. к повторной заявке на регистрацию разработчики приложили данные нескольких новых клинических исследований и результаты длительного наблюдения (до 4 лет) за пациентами, участвовавшими в ранее представленных исследованиях, которые предстоит изучить сотрудникам FDA для оценки соотношения польза/риск дапаглифлозина.

Читать еще:  Занятия для похудения объемов тела

EMA в отличие от FDA пришло к заключению, что польза дапаглифлозина превышает потенциальные риски, и зарегистрировало препарат для лечения больных СД2 в качестве дополнительного средства к диете и физическим упражнениям в комбинации с другими сахароснижающими препаратами, включая инсулин, и для применения в виде монотерапии больных с непереносимостью метформина [17]. При этом эксперты EMA подчеркнули необходимость надзора за случаями рака мочевого пузыря и молочной железы и дальнейшего изучения препарата на лицах старше 75 лет и пациентах с риском развития гиповолиемии, гипотонии и электролитных нарушений. Дапаглифлозин не рекомендован больным с тяжелым нарушением функции почек. Эффективность и безопасность препарата при длительном применении уже изучаются в хорошо спланированных клинических программах [14].

Канаглифлозин

Канаглифлозин, как и дапаглифлозин, является избирательным ингибитором SGLT2 (со слабым действием на SGLT1) и имеет сходные фармакокинетические свойства (биодоступность при приеме внутрь – 65 %, период полувыведения – 10,6–13,1 часа, высокая степень связывания с белками плазмы, отсутствие выраженного метаболизма цитохромами P450 в печени) [18].

В клинических исследованиях канаглифлозин изучался на больных СД2 в виде монотерапии, а также в комбинации с пероральными сахароснижающими препаратами и инсулином. В рамках III фазы клинических испытаний было проведено 9 рандомизированных мультицентровых клинических исследований препарата с участием примерно 10,3 тыс. пациентов, в т. ч. пожилого возраста и с умеренной почечной недостаточностью [19, 20]. Длительность применения канаглифлозина составляла в среднем 38 недель, 1832 пациентами – более 50 недель.

Лечение канаглифлозином приводило к клинически и статистически значимому снижению уровня глюкозы в плазме крови натощак на 16,2–42,4 %, уровня HbA1c на 0,45–1,1 % и массы тела на 0,7–3,5 кг [21, 22]. В двух исследованиях, представленных на 72-й ежегодной научной сессии Американской диабетической ассоциации, канаглифлозин в суточной дозе 300 мг вызывал более выраженное, чем ситаглиптин и глимепирид, снижение уровня HbA1c и более выраженное, чем ситаглиптин, снижение массы тела при равной частоте побочных явлений [23, 24]. При монотерапии канаглифлозином наблюдали тенденцию к снижению по сравнению с плацебо уровня триглицеридов и повышение на 26-й неделе уровня холестерина липопротеидов высокой плотности на 6,8 и 6,1 % при применении в дозах 100 и 300 мг соответственно. Уровень холестерина липопротеидов низкой плотности также повышался: на 2,1 % – в группе, получавшей 100 мг препарата, и на 6,1 % – в группе, получавшей 300 мг [19, 25].

В целом канаглифлозин хорошо переносится. Например, в исследовании с участием пожилых пациентов частота нежелательных явлений была несколько выше, чем в группе плацебо, только в группе, получавшей 300 мг препарата (78,0 против 73,4 %), а при применении в дозе 100 мг не отличалась от таковой (72,2 против 73,4 %) [19]. Частота серьезных нежелательных явлений или отмены лечения из-за нежелательных явлений была низкой во всех группах.

Наиболее частыми побочными эффектами канаглифлозина в клинических исследованиях были инфекции мочевыводящих путей, генитальные грибковые инфекции, особенно у женщин, и учащение мочеиспускания [18]. Другие побочные явления включали снижение артериального давления, гиперкалиемию (особенно выраженную в дозе 300 мг) и гипогликемию. Риск развития ортостатической гипотонии и гиперкалиемии может ограничить применение канаглифлозина пациентами с нарушенной функцией почек и пониженным артериальным давлением, лицами пожилого возраста и больными, принимающими диуретики, ингибиторы АПФ и другие препараты, снижающие объем циркулирующей плазмы и/или повышающие уровень калия в крови [18, 26]. Кроме того, в длительных исследованиях (более года) применение канаглифлозина ассоциировалось со снижением минеральной плотности костной ткани в поясничном отделе позвоночника и в бедре и более высокой частотой переломов, чем в контрольной группе, однако различия балансировали на грани достоверности. В некоторых исследованиях также наблюдалось небольшое повышение риска развития острого или хронического панкреатита по отношению к препаратам сравнения [18].

При обсуждении вопроса о соотношении польза/риск канаглифлозина мнения экспертов Консультативной комиссии FDA разделились. Одобрение канаглифлозина поддержали 10 экспертов, «против» проголосовали 5. Особое беспокойство вызвала сердечно-сосудистая безопасность канаглифлозина, прежде всего возможное повышение риска развития инсульта. Повышение риска инсульта на 46 % было выявлено при анализе представленных в FDA промежуточных данных проходящего в настоящее время двойного слепого рандомизированного плацебо-контролируемого исследования CANVAS (Canagliflozin Cardiovascular Assessment Study; n = 4330) [26], целью которого стало изучение влияния канаглифлозина на риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, а также и оценка его безопасности и переносимости пациентами с неадекватно контролируемым СД2 и повышенным сердечно-сосудистым риском [27]. Абсолютное число случаев инсульта было небольшим, он развивался преимущественно в первые 30 дней лечения канаглифлозином.

Препарат был разрешен к применению больными СД2 в сочетании с диетой и физическими упражнениями при условии, что держатель регистрационного удостоверения проведет дополнительные исследования по изучению безопасности канаглифлозина.

В письме FDA указывается на необходимость предоставления следующих данных, требующих проведения постмаркетинговых исследований:

  • о влиянии препарата на сердечно-сосудистые исходы (в настоящее время проводится исследование CANVAS, окончательные результаты которого ожидаются не ранее 2015 г.);
  • о риске развития злокачественных опухолей, панкреатита и других серьезных побочных эффектов (внедрение расширенной программы Фармаконадзора);
  • о безопасности препарата в отношении костной ткани (проведение целенаправленного исследования);
  • о фармакокинетике и фармакодинамике препарата в педиатрии (проведение целенаправленного исследования);
  • о безопасности и эффективности препарата в педиатрии (проведение целенаправленного исследования) [28].

Кроме того, эксперты предостерегают врачей от назначения канаглифлозина больным СД 1 типа; пациентам с диабетическим кетоацидозом, тяжелой почечной недостаточностью и находящимся на диализе. В отличие от дапаглифлозина применение канаглифлозина (8000 пациенто-лет) не ассоциировалось с повышенным риском злокачественных новообразований, однако, как указано выше, FDA обязало производителя отслеживать этот риск в рамках расширенной программы Фармаконадзора.

Мнение экспертов об ингибиторах SGLT2 и их месте в терапии СД2

Мнение экспертов по поводу зарегистрированных ингибиторов SGLT2 неоднозначно. С одной стороны, препараты этого класса предлагают новые возможности в лечении СД2: прежде всего новый, не зависимый от инсулина механизм действия, отсутствие негативного влияния на массу тела и даже небольшое ее снижение, благоприятные фармакокинетические свойства и в целом хорошую переносимость [25, 26, 28–30]. С другой стороны, механизм действия ингибиторов SGLT2 направлен на клинические проявления диабета, а не на его причину [30]. Вследствие угнетения SGLT2 степень глюкозурии зависит от функции почек, а поскольку у больных диабетом она снижается по мере прогрессирования заболевания, эффективность этих препаратов в отдаленном периоде остается неизвестной. Кроме того, присутствие глюкозы в моче всегда рассматривалось как нежелательное явление, и многие врачи не готовы назначать лекарственные средства, вызывающие глюкозурию [30]. Последняя является и причиной их наиболее распространенных побочных эффектов – инфекций мочевыводящих путей и грибковых поражений гениталий. Опасения вызывает также безопасность обоих препаратов при их длительном применении.

Определить соотношение польза/риск нового класса сахароснижающих средств в отдаленном периоде и их место в терапии больных СД2 должны результаты новых клинических и эпидемиологических исследований, в т. ч. уже проведенных. Наряду с недостаточной изученностью применение ингибиторов SGLT2 в качестве препаратов первого ряда ограничивает высокая цена, поэтому в настоящее время эксперты рассматривают их как препараты второго ряда для больных СД2, для которых оказалось неэффективным лечение метформином, или для пациентов с его непереносимостью [26, 30].

Читать еще:  Если пить оливковое масло по утрам похудеешь или нет

Таким образом, регистрация дапаглифлозина в Европе и канаглифлозина в США ознаменовала появление на мировом фармацевтическом рынке нового класса антидиабетических препаратов – ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2-го типа (SGLT2). Однако место этих препаратов в лечении СД2 должны определить результаты будущих клинических и фармакоэпидемиологических исследований.

Консервативная терапия больных доброкачественной гиперплазией предстательной железы ингибиторами 5-α-редуктазы

А.И. Неймарк, Б.А. Неймарк, Н.А. Ноздрачев

Кафедра урологии и андрологии с курсами специализированной хирургии Алтайского государственного медицинского университета Минздрава РФ, Барнаул, Россия

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является результатом разрастания периуретральной железистой зоны предстательной железы (ПЖ), что приводит к обструкции нижних мочевыводящих путей (НМП). ДГПЖ – это результат увеличения числа клеток ПЖ. Первые гистологические признаки заболевания при аутопсиях выявляются с 30–32 лет, к 40 годам они встречаются у 25% обследованных, а к 50 – более чем у 40%. ДГПЖ характеризуется пролиферацией железистого эпителия и проходит 5 стадий: от формирования первичного центра пролиферации до терминального кистозного расширения ацинарных структур, с атрофией их эпителия. Клинические признаки ДГПЖ обнаруживаются у 14% мужчин в возрасте 40–49 лет, а к 80 годам этот показатель достигает 80–90%. Она может проявляться различными расстройствами мочеиспускания, связанными с нарушением пассажа мочи по уретре и ухудшением накопительной функции мочевого пузыря. При этом возникают симптомы в виде ноктурии, уменьшения напряжения струи мочи, ощущения неполного опорожнения мочевого пузыря, императивных позывов на мочеиспускание, выделения мочи небольшими порциями, затруднения в начале акта мочеиспускания, более выраженного утром. Все эти симптомы объединяются под общим названием симптомы нарушения функции нижних мочевыводящих путей (СНМП) [1]. При отсутствии адекватного лечения возрастает риск возникновения острой задержки мочеиспускания (ОЗМ) и почечной недостаточности, появления дивертикулов и камней мочевого пузыря, воспалительных заболеваний НМП. Выраженность указанных симптомов связана с объемом ПЖ. Если объем ПЖ превышает 50 см3 , то риск развития тяжелых СНМП повышается в 5 раз. Выделяют 3 категории СНМП: симптомы фазы накопления, симптомы фазы опорожнения и постмиктурические симптомы. Современная терапия больных ДГПЖ сводится к 3 лечебным тактикам:

I. Динамическое наблюдение показано пациентам, у которых СНМП выражены не сильно, не снижены качество жизни и уровень социальной активности. Обычно по международной шкале суммарной оценки симптомов заболеваний ПЖ (IPSS – International Prostate Symptom Score) сумма баллов составляет не более 7 и нет остаточной мочи.

II. Оперативное лечение выполняется пациентам с выраженной симптоматикой, с вовлечением в процесс верхних мочевыводящих путей, у которых есть основание предполагать, что консервативное лечение будет неэффективным. При этом суммарный балл по шкале IPSS составляет 20 и более.

III. Лекарственная терапия может быть показанной пациентам с умеренно выраженной симптоматикой, при отсутствии показаний к операции или наличием медицинских или социальных противопоказаний к выполнению оперативного лечения. Эта самая большая группа пациентов. Она составляет 60–70%.

В последние годы отмечена тенденция к снижению оперативной активности среди пациентов с ДГПЖ и возрастанию интереса к лекарственной терапии. Это стало возможным в связи с появлением лекарственных средств, оказывающих существенное влияние на патогенез ДГПЖ. Среди современных лекарственных средств ведущими являются α-адреноблокаторы, ингибиторы 5-α-редуктазы (5-АРИ), кроме того, в последние годы стали успешно применяться антагонисты мускариновых рецепторов, ингибиторы фосфодиэстеразы 5-го типа, а также агонисты β3-адренорецепторов и растительные препараты. В ряде ситуаций назначают комбинации этих препаратов. Ингибиторы 5-АРИ применяются у пациентов, имеющих средний и тяжелый уровень симптоматики при увеличении ПЖ в размере. Из препаратов, предназначенных для консервативной терапии больных ДГПЖ, только 5-АРИ способны воздействовать на объем ПЖ. Это связано с влиянием фермента 5-АРИ на процесс превращения тестостерона в дегидротестостерон, который приводит к активности ДНК в ядрах клеток ПЖ и росту этих клеток с одновременным угнетением апоптоза. Увеличение числа пролиферативных клеток и уменьшение числа погибших клеток приводит к увеличению объема ПЖ и формированию ДГПЖ.

В настоящее время дигидротестостерону отводится основная роль в регуляции роста ПЖ с учетом ведущей роли фермента 5-АРИ в патогенезе ДГПЖ. С 1992 г. для лечения больных этим заболеванием стали применять ингибитор 5-АРИ второго типа – финастерид. В 2005 г. в России был зарегистрирован и разрешен для лечения больных ДГПЖ препарат этого класса дутастерид, который способен ингибировать 5-АРИ не только второго, но и первого типа.

Применение дутастерида приводит довольно быстро к улучшению качества мочеиспускания. Однако лечение следует продолжать не менее 6 месяцев для того, чтобы объективно оценить терапевтический эффект. Длительный прием препарата (6–12 месяцев) способствовал уменьшению объема ПЖ [2–4]. Ингибиторы 5-АРИ обладают рядом тканевых эффектов. Они вызывают атрофию железистой и стромальной тканей, снижают эпителиально-стромальное соотношение преимущественно в транзиторной зоне, замедляется рост и снижается плотность сосудов микроциркуляторного русла, уже через 6 месяцев терапии 5-АРИ отмечается уменьшение количества соединительной ткани и фибробластов, за счет чего и происходит уменьшение объема гиперплазированной ПЖ. Происходит запустевание сосудов, истонченных стенок артерий и вен. Отмечается усиленный фиброз стромы за счет увеличения количества коллагеновых волокон, их отек и фрагментация. Практически отсутствуют эластические волокна. Гипоплазия стромы отмечена даже в отдаленных участках ПЖ, где определяется склероз межальвеолярных стромальных элементов, усиление коллагенизации базальной мембраны секреторного эпителия [5].

Под влиянием 5-АРИ наиболее значимые изменения происходят именно с железистым компонентом ПЖ. Доминирующим процессом является атрофия железистого эпителия. Клетки железистого эпителия изменяются также качественно. Они уменьшаются в размерах, приобретают уплощенную форму. Просвет желез суживается, резко снижается их секреторная активность, уменьшается количество внутриацинарного секрета [6].

Лечебный эффект дутастерида зависит от длительности его применения. Максимальный результат получен при 4-летнем применении дутастерида. Так, суммарный балл по шкале IPSS снизился с 13,3±3 до 3,1±0,9 балла. Индекс качества жизни уменьшился с 4,2±0,5 до 1,2±0,2, а объем ПЖ сократился на 16,5 см3 (с 56,4±10,3 до 39,9±4,1 см3 ). Объем остаточной мочи, по данным УЗИ, достиг 20,4±5,4, при исходной величине 76,9±8,6 мл.

Важно, что после приема препарата лечебный эффект сохранялся, в частности объем ПЖ спустя 36 месяцев после прекращения лечения был равен 40,1±0,9 см3 , а суммарный балл по шкале IPSS был стабильно низким у 98,8% больных ДГПЖ [7, 8].

Важным моментом при длительном использовании дутастерида была оценка его влияния на эректильную функцию (ЭФ) и сперматогенез. По данным опросника МИЭФ-5 (международный индекс ЭФ), была отмечена положительная динамика у пациентов, в частности улучшение мочеиспускания сопровождалось уменьшением тревожности. В результате снижался психогенный компонент эректильной дисфункции. Особенно заметным улучшение ЭФ было отмечено спустя 6 месяцев после начала лечения. В то же время 5,1% пациентов отмечали в течение первого года лечения дутастеридом развитие эректильной дисфункции, которая по мере продолжения лечения снижалась и составила спустя 4 года терапии 0,3%. Снижение либидо встретилось у 3,8% пациентов спустя 1 год и не отмечалось через 4 года. После отмены препарата половая активность восстановилась [9]. Также было установлено, что проявления возрастного андрогенодефицита, являющегося частым состоянием у больных ДГПЖ, спустя 6 месяцев после лечения дутастеридом становились менее выраженными. Это, по мнению А.А. Волкова и соавт., связано с повышением уровня свободной фракции общего тестостерона у пациентов на фоне приема дутастерида. Клинически это выражалось в увеличении частоты утренних эрекций и соответственно в улучшении качества жизни [6].

При изучении влияния дутастерида на качество спермы было установлено некоторое снижение числа сперматозоидов. При этом морфология и подвижность их практически не менялась. Показатели общего простатического специфического антигена (ПСА) крови снизились уже к 3-му месяцу терапии, а спустя 6 месяцев средняя концентрация ПСА снизилась примерно на 50%. Поэтому для пациентов, принимающих дутастерид, должна быть установлена новая базовая концентрация ПСА после 6 месяцев терапии. После этого рекомендуется регулярное мониторирование концентрации ПСА. Любое подтвержденное повышение концентрации ПСА относительно наименьшего его значения при лечении дутастеридом может свидетельствовать о развитии рака предстательной железы (РПЖ) или о несоблюдении режима терапии препаратом. Применение дутастерида не влияет на диагностическую ценность определения концентрации ПСА как маркера РПЖ после того, как установлена новая базовая концентрация ПСА. Концентрация общего ПСА в сыворотке крови возвращается к исходному значению в течение 6 месяцев после отмены дутастерида.

Читать еще:  Заваренный цикорий для похудения

При исследовании пациентов, длительно принимающих дутастерид, не было отмечено увеличения случаев РПЖ с оценкой 5–6 и 7–10 баллов по шкале Глиссона. Причинно-следственная связь между приемом дутастерида и развитием РПЖ высокой степени градации не установлена. Использование дутастерида в качестве химиопрофилактики РПЖ показало отсутствие новых случаев РПЖ с оценкой 8–10 баллов по шкале Глиссона. Долгосрочные исследования (до 18 лет) по химиопрофилактике РПЖ с помощью другого ингибитора 5-АРИ (финастерида) не выявили статистически значимого различия в применении финастерида и плацебо по показателям общей выживаемости и выживаемости после подтверждения РПЖ.

В 24-летних клинических исследованиях частота развития сердечной недостаточности была низкой (менее 1%). Причинноследственной связи между приемом дутастерида и сердечной недостаточностью не установлено.

При мета-анализе 12 рандомизированных контролируемых с помощью плацебо или препаратов сравнения клинических исследований (n=18 802), целью которых являлась оценка риска развития сердечно-сосудистых побочных эффектов при применении дутастерида, не выявлено соответствующего статически значимого увеличения риска развития сердечной недостаточности [11]. При проведении клинических исследований не зарегистрированы сведения о повышении риска развития рака грудной железы у мужчин при применении ингибиторов 5-АРИ [11].

Важным показателем успешности лечения дутастеридом является число выполненных операций после консервативной терапии дутастеридом. Применение дутастерида в течение 48 недель сопровождалось необходимостью оперативного лечения лишь у 5,2% больных. ОЗМ развилась в 2,7% случаев. Операции выполнены у 3,5% больных ДГПЖ [10].

В последние годы все больше урологов уделяют особое внимание комбинированному лечению ДГПЖ. Оказалось, что риск прогрессирования ДГПЖ на фоне комбинированной терапии финастеридом и доксадозином оказался на 64% ниже, чем в группе плацебо, а вероятность оперативного вмешательства – ниже на 67%. Результаты 4-летнего комбинированного лечения ингибитором обоих типов 5-АРИ – дустастерида и α-адреноблокатора тамсулозина показали, что общий риск прогрессирования ДГПЖ снизился на 41%, вероятность развития ОЗМ – на 68%, а необходимость оперативного вмешательства – на 71%. Комбинация 5-АРИ и α-адреноблокатора – эффективная схема лечения пациентов со среднетяжелыми и тяжелыми симптомами ДГПЖ (IPSS более 12), старше 50 лет, объемом ПЖ 30 см3 и более, ПСА более 1,5 нг/мл [12].

Таким образом, ДГПЖ является актуальной медицинской проблемой, затрагивающей значительную часть мужчин среднего и пожилого возраста. Важное место в лекарственной терапии больных ДГПЖ занимают ингибиторы 5-АРИ, в частности дутастерид. Их лечебный эффект основывается на снижении активности тканевых факторов роста и активации апоптоза, что при длительном применении способствует уменьшению ПЖ в размерах и снижению выраженности механического компонента инфравезикальной обструкции. При длительном постоянном приеме ингибиторов 5-АРИ снижается риск прогрессирования заболевания у больных ДГПЖ и значительно уменьшается необходимость выполнения оперативных вмешательств, что позволяет рекомендовать препараты этой группы для консервативного лечения.

Лечение психических расстройств (ингибиторы холинэстеразы)

Опубликовано пн, 06/04/2020 — 11:11

Ингибиторы холинэстеразы также имеют названия ингибиторов ацетилхолинэстеразы (AChE) или антихолинэстераз.Они представляют собой группу препаратов, которые блокируют нормальное расщепление ацетилхолина (АХ) на ацетат и холин и тем самым увеличивают как уровни, так и продолжительность действия ацетилхолина в центральной и периферической нервной системе. Ингибиторы ацетилхолинэстеразы чаще всего используют при лечении нейрогенеративных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и деменция тела Леви. Различные физиологические процессы при этих дегенеративных нарушениях разрушают клетки, которые продуцируют АХ, и тем самым снижают холинергическую передачу в разных областях мозга. Препараты, ингибирующие холинэстеразу, ингибируют активность AChE и поддерживают уровень ACh, уменьшая скорость его распада.

Кроме того, ингибиторы холинэстеразы часто используются у пациентов с миастенией. Повышенный уровень ацетилхолина в нервно-мышечном соединении, следовательно, приводит к повышенной активации рецепторов ACh, обнаруженных на постсинаптических мембранах, что приводит к улучшению мышечной активации, сокращения и силы. В конце терапии вводят ингибиторы холинэстеразы, чаще всего неостигмин, чтобы обратить вспять эффекты недеполяризующих мышечных агентов, таких как рокуроний.

Ингибиторы холинэстеразы также необходимы для применения при подозрении на антихолинергическое отравление. Симптомы антихолинергического отравления включают вазодилатацию, ангидроз, мидриаз, бред и задержку мочи. Другие менее распространенные показания к применению ингибиторов холинэстеразы включают лечение пациентов с диагнозом определенных психических расстройств, таких как шизофрения, и лечение глаукомы путем сброса давления водянистой влаги.

Ингибиторы холинэстеразы функционируют, подавляя холинэстеразу от гидролиза ацетилхолина до компонентов ацетата и холина, что позволяет увеличить доступность и продолжительность действия ацетилхолина в нервно-мышечных соединениях. Фермент холинэстераза имеет два активных сайта: анионный сайт, образованный триптофаном, и эстерактический сайт, образованный серином. Ингибиторы холинэстеразы, такие как органофосфаты, препятствуют расщеплению холинэстеразы ацетилхолином путем взаимодействия с сайтинэстерактическим сайтом. В результате ацетилхолин будет продолжать накапливать и активировать связанные рецепторы.

Ингибиторы холинэстеразы классифицируют как обратимые, необратимые или псевдообратные. Обратимые ингибиторы холинэстеразы обычно используются в терапевтических целях. Напротив, необратимые и псевдообратимые ингибиторы часто используются в пестицидах и для биологической войны (нервные агенты).

Ингибиторы холинэстеразы бывают разных форм для введения . Введение многих доступных ингибиторов холинэстеразы происходит внутримышечно, внутривенно или перорально. Различные формы могут быть доступны для разных типов ингибиторов холинэстеразы. Например, неостигмин имеет форму раствора, используемую для противодействия миорелаксанту в конце операции. Для пациентов с миастенией, пероральная форма неостигмина доступна для лечения. Ривастигмин, используемый у пациентов с деменцией, имеет форму трансдермального пластыря, которая также часто используется.

Ингибиторы холинэстеразы увеличивают общее количество доступного ацетилхолина. Таким образом, могут присутствовать симптомы чрезмерной стимуляции парасимпатической нервной системы, такие как повышенная гиперчувствительность, гиперсекреция, брадикардия, миоз, диарея и гипотония.

Основной проблемой при назначении ингибиторов холинэстеразы или воздействии фосфорорганических соединений потенциально является развитие холинергического криза, также известного как синдром SLUDGE ( S: слюноотделение; L: слезотечение; U: мочеиспускание; D: диафорез; G: желудочно-кишечные расстройства; E: эмесис). Временные побочные эффекты при назначении пациентам ингибиторов холинэстеразы включают головную боль, бессонницу и незначительные проблемы с желудочно-кишечным трактом . Другие более важные эффекты включают слабость и потерю веса. Длительное сокращение мышц также может быть характерной особенностью у пациентов, подвергающихся воздействию ингибиторов холинэстеразы. Ингибиторы холинэстеразы, такие как неостигмин, используемые после операции для отмены нервно-мышечной блокады, могут привести к потенциальной остаточной нервно-мышечной блокаде.

Из-за способности повышать тонус блуждающего нерва через активацию парасимпатической нервной системы необходимо соблюдать осторожность при назначении ингибиторов холинэстеразы лицам, страдающим брадикардией или заболеваниями сердечной проводимости, такими как синдром слабости синусового узла. Эти люди подвергаются риску обморока и падений. Осторожность также рекомендуется пациентам, принимающим антигипертензивные препараты в связи с возможностью развития тяжелой гипотонии. Кроме того, ингибиторы холинэстеразы также противопоказаны пациентам с язвой желудка из-за повышенного риска желудочно-кишечных кровотечений. Пациенты с задержкой мочи также не должны получать ингибиторы холинэстеразы из-за риска повышенной задержки. Этот эффект особенно заметен у пациентов, проходящих лечение от деменции и болезни Альцгеймера, поскольку недержание мочи является частой клинической особенностью у этих пациентов. Назначение пациентам с предшествующими аллергиями или повышенной чувствительностью к ингибиторам холинэстеразы и ее производным также противопоказано.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector